КС определит возможность обжалования заключения под стражу отдельно от приговора

Image

В России может измениться порядок рассмотрения апелляционных жалоб осуждённых, взятых под стражу при постановлении обвинительного приговора.


Сложившийся порядок приводит к лишению права на безотлагательную проверку вышестоящим судом правомерности их ареста и права на освобождение.

Конституционный Суд Российской Федерации на днях приступил к изучению обращения адвоката Владислава Филатьева из г. Калининграда, который известен тем, что вместе со своим коллегой, адвокатом Михаилом Уваровым, ранее одержал победу над Председателем Следственного комитета России (об этом 17 августа 2016 года на сайте Федеральной палаты адвокатов была опубликована статья «Дополнительная защита от произвола» о том, что по иску адвокатов Верховный Суд признал незаконным приказ Бастрыкина А.И. об организации процессуального контроля за расследованием в стране уголовных дел).

В индивидуальной жалобе, поданной в интересах осуждённого Синюшкина Е.А., адвокат Филатьев В.А. утверждает, что положения частей первой и второй статьи 389.4, части второй статьи 389.8 УПК РФ не соответствуют Конституции Российской Федерации в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования они исключают возможность реализации осуждённым права на судебное разбирательство без неоправданной задержки и соблюдение трёхсуточного срока пересмотра судом апелляционной инстанции решения суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а также произвольно лишают осуждённого предусмотренного статьёй 9 (пункт 4) Международного пакта о гражданских и политических правах и статьёй 5 (пункт 4) Конвенции о защите прав человека и основных свобод права на безотлагательную проверку вышестоящим судом правомерности заключения его под стражу и права на освобождение, если заключение под стражу будет признано этим судом незаконным или необоснованным,- поскольку препятствуют рассмотрению судом апелляционной инстанции апелляционной жалобы осуждённого или его защитника на приговор в части решения суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу: ранее истечения 10 суток со дня постановления приговора; отдельно от других жалоб того же осуждённого или его защитника по иным вопросам, не связанным с заключением под стражу; отдельно от апелляционных жалоб, представлений и возражений на них иных лиц.

Напомним, единственный известный в России случай, когда оспариваемые адвокатом нормы удивительным образом не воспрепятствовали безотлагательной проверке законности заключения подсудимых под стражу при постановлении приговора, — это уголовное дело в отношении Навального А.А., принимавшего участие в выборах мэра г. Москвы в качестве кандидата, и Офицерова П.Ю., которое было незамедлительно рассмотрено в апелляционном порядке Кировским областным судом по представлению прокурора на приговор Ленинского районного суда г. Кирова от 18 июля 2013 года в части решения суда об избрании осуждённым меры пресечения в виде заключения под стражу — уже на следующий день. Приговор в данной части был отменён, а Навальный А.А. и Офицеров П.Ю. из-под стражи освобождены. При этом жалобы стороны защиты на приговор по существу областной суд рассмотрел лишь спустя три месяца, 16 октября 2013 года, и заменил осуждённым реальное наказание в виде лишения свободы условным.

Некоторые представители юридического сообщества надеялись, что указанный случай станет прецедентным. Однако этого не произошло, других известных примеров рассмотрения судами уголовных дел подобным образом больше нет.

Пытаясь исправить сложившееся положение, в июле 2015 года Дмитрий Коломиец, депутат от фракции КПРФ, подготовил поправки к Уголовно-процессуальному кодексу. В пояснительной записке автор законопроекта отмечал, что действующим законодательством не предусмотрено возможности обжалования одного из вопросов резолютивной части приговора – меры пресечения до вступления его в силу отдельно от всего приговора и до истечения срока на его обжалование.

Между тем инициатива депутата, предусматривающая изменение закона, получила отрицательный отзыв Правительства и в дальнейшем не нашла поддержки в стенах Государственной Думы.

По мнению адвоката Филатьева В.А., поднятый им вопрос на самом деле не такой простой, каким может показаться на первый взгляд. В процессе подготовки обращения ему пришлось дополнительно изучить научную юридическую литературу, ознакомиться с правовыми позициями Конституционного Суда и Европейского Суда по правам человека, обобщить российскую и зарубежную судебную практику.

Устранить обнаружившуюся неопределённость в правовом регулировании вопроса безотлагательной проверки правомерности заключения подсудимого под стражу при постановлении приговора и разрешить поставленную в обращении проблему по существу возможно лишь с использованием необходимых форм конституционно-судебного реагирования. Иными словами, в данном случае окончательная точка должна быть поставлена Конституционным Судом Российской Федерации.

Как считает адвокат, в случае если Конституционный Суд согласится с изложенной в жалобе аргументацией и встанет на сторону заявителя, признав позицию правительства и федерального законодателя неконституционной, в России появится ожидаемый многими как «глоток свежего воздуха» механизм судебного контроля за законностью и обоснованностью избрания осуждённому меры пресечения до вступления обвинительного приговора в законную силу, который будет способствовать не только укреплению гарантий реализации прав и свобод лица, взятого под стражу, но и положительно отразится на своевременности исправления судебных ошибок и на результатах защиты по уголовному делу в целом.

Отвечая на наши вопросы, адвокат Владислав Филатьев также пояснил:

«Практикующие адвокаты нередко сталкиваются с тем, что рассмотрение апелляционных жалоб и представлений на приговор затягивается. Это объясняется обстоятельствами, связанными с процедурой обжалования и отсутствием в законе регламентации сроков направления уголовного дела с принесёнными жалобами, представлениями и возражениями на них в суд апелляционной инстанции.

 

В этот период времени осуждённый, ранее находившийся на свободе и в отношении которого приговор ещё не вступил в силу, вынужден ожидать своей участи в условиях строгой изоляции, причём срок его нахождения в следственном изоляторе носит неопределённый характер.

 

Взятие под стражу подсудимого, в частности отрицавшего свою вину в преступлении, при оглашении приговора осуществляется, как правило, в отсутствие к тому фактических и правовых оснований и лишь в связи с тем, что ему назначается реальное наказание в виде лишения свободы.

 

Являясь, по сути, пережитком советского прошлого, наследием не изжитых из сознания судей обвинительных стереотипов, подобное заключение под стражу прочно обосновалось в российской судебной практике.

 

На мой взгляд, в таких случаях судами нарушается принцип презумпции невиновности, поскольку в отсутствие вступившего в законную силу приговора заключение под стражу производится не для того, чтобы обеспечить завершение процедуры рассмотрения дела в разумные сроки, а исключительно в целях исполнения наказания.

 

При этом важно понимать, что подсудимому, который не причастен к совершению преступления, чрезвычайно трудно защищаться. После вынесения судом обвинительного приговора справиться с этой задачей ему сложнее. Однако, несмотря на пребывание в крайне подавленном состоянии, надежда на правосудие остаётся.

 

Усугубить положение того, кто рассчитывал на оправдание, и заключить его под стражу – иногда значит лишить последней надежды, что само по себе не имеет ничего общего со справедливостью.

 

Поэтому я убеждён, что арестовывать после оглашения приговора – неправильная, постыдная традиция, от которой необходимо избавляться.

 

Если заключение под стражу произошло, осуждённый во всяком случае должен располагать возможностью безотлагательной проверки правомерности такого решения вышестоящим судом и иметь право на освобождение».

— Две недели назад суд признал бывшего министра экономического развития России Алексея Улюкаева виновным в получении взятки в размере двух миллионов долларов от главы «Роснефти» Игоря Сечина и приговорил его к восьми годам лишения свободы. После оглашения приговора конвоиры взяли его под стражу — надели наручники и завели в клетку. Вы считаете, что суд арестовал Улюкаева незаконно?

«С моей точки зрения, убедительных оснований для избрания в отношении бывшего министра заключения под стражу не имелось. Мне совершенно непонятно, каким образом Улюкаев в случае дальнейшего пребывания под домашним арестом мог воспрепятствовать апелляционному рассмотрению своего дела в Московском городском суде.

 

Проблема же заключается в том, что ни Улюкаев, ни кто-либо иной, попавший в аналогичную ситуацию, не имеют возможности своевременного пересмотра приговора в части избрания меры пресечения. Действующее законодательство просто не позволяет этого сделать.

 

И я очень надеюсь, что на основании нашего обращения Конституционный Суд Российской Федерации уже в ближайшее время исправит сложившееся положение, поскольку оно противоречит нормам международного права и Конституции».

Комментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.