КС решил, что обжалование ареста возможно отдельно от приговора

Image

В России изменился порядок рассмотрения апелляционных жалоб осуждённых, взятых под стражу при постановлении обвинительного приговора.


Ранее действовавший в стране порядок приводил к лишению права на безотлагательную проверку вышестоящим судом правомерности их ареста и права на освобождение.

Конституционный Суд рассмотрел обращения адвоката Владислава Филатьева, который известен тем, что вместе со своим коллегой, адвокатом Михаилом Уваровым, ранее одержал победу над Председателем Следственного комитета России (об этом 17 августа 2016 года на сайте Федеральной палаты адвокатов была опубликована статья «Дополнительная защита от произвола» о том, что по иску адвокатов Верховный Суд признал незаконным приказ Бастрыкина А.И. об организации процессуального контроля за расследованием в стране уголовных дел), а в 2013 году добился внесения ряда изменений в Правила дорожного движения Российской Федерации.

Приговором Ленинградского районного суда г. Калининграда от 18 июля 2017 года Евгений Синюшкин был признан виновным в совершении преступления, и ему назначено наказание в виде лишения свободы. До вступления приговора в законную силу судом была изменена мера пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на содержание под стражей, что было исполнено в зале суда.

Адвокат Адвокатского бюро № 1 г. Калининграда Владислав Филатьев, защищавший обвиняемого, подал апелляционную жалобу, в которой оспаривал изменение меры пресечения своему подзащитному. Однако суд апелляционной инстанции постановил прекратить производство по жалобе и возвратил поступившие материалы в районный суд, так как пришёл к выводу, что законом не предусмотрено обжалование состоявшегося по уголовному делу итогового судебного решения – приговора одними и теми же лицами по частям в разное время. Спустя три месяца, после поступления уголовного дела в Калининградский областной суд вместе со всеми апелляционными жалобами, адвокат ходатайствовал о рассмотрении его жалобы на изменение судом меры пресечения отдельно от других апелляционных жалоб в безотлагательном порядке. Но в удовлетворении и этой просьбы судебная коллегия областного суда защитнику отказала, разъяснив, что мера пресечения осуждённому действует до завершения рассмотрения дела в апелляционной инстанции.

Защитник подал кассационную жалобу, в которой утверждал, что уголовно-процессуальный закон не содержит препятствий к рассмотрению апелляционной жалобы стороны защиты на приговор в части решения суда об избрании меры пресечения в безотлагательном порядке отдельно от других апелляционных жалоб и представлений.

В конце сентября судья кассационной инстанции Калининградского областного суда отказал в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании, согласившись с выводами нижестоящего суда. С этими решениями в ноябре согласился и судья Верховного Суда Российской Федерации.

Поскольку изменить обнаружившуюся неопределённость в правовом регулировании вопроса безотлагательной проверки правомерности заключения подсудимого под стражу при постановлении приговора и разрешить проблему по существу было возможно лишь с использованием необходимых форм конституционно-судебного реагирования, адвокат Филатьев В.А. принял решение обратиться в Конституционный Суд.

В первом обращении заявитель оспаривал конституционность частей 10 и 11 статьи 108, частей 2 и 3 статьи 389.2, частей 1 и 4 статьи 389.11, части 1 статьи 389.36 и части 3 статьи 390 УПК РФ, которые, по его мнению, препятствовали отдельному рассмотрению жалобы на арест Евгения Синюшкина в ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции.

Своим определением от 23 ноября 2017 года Конституционный Суд дал разъяснение о том, что закон не запрещает на данном этапе уголовного судопроизводства разрешать вопрос об отмене или изменении меры пресечения путём заявления стороной защиты соответствующего ходатайства непосредственно в суд апелляционной инстанции, который обязан разрешить этот вопрос в порядке, предусмотренном статьёй 108 УПК РФ.

Во втором обращении, поданном в интересах осуждённого Синюшкина Е.А., адвокат Владислав Филатьев оспорил конституционность частей 1, 2 статьи 389.4 и части 2 статьи 389.8 УПК РФ.

Защитник в жалобе указал, что эти положения в силу своей неопределённости и по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, препятствуют рассмотрению судом апелляционной инстанции апелляционной жалобы осуждённого или его защитника на приговор в части решения суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу ранее 10 суток со дня постановления приговора, отдельно от других жалоб осуждённого или его защитника, не связанных с вопросом заключения под стражу, а также отдельно от апелляционных жалоб, представлений и возражений на них иных лиц.

По мнению адвоката, в сложившихся условиях исключается возможность реализации осуждённым права на судебное разбирательство без неоправданной задержки и соблюдение трёхсуточного срока пересмотра судом апелляционной инстанции решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Кроме того, осуждённый произвольно лишается предусмотренного статьёй 9 (пункт 4) Международного пакта о гражданских и политических правах и статьёй 5 (пункт 4) Конвенции о защите прав человека и основных свобод права на безотлагательную проверку вышестоящим судом правомерности заключения его под стражу и права на освобождение, если заключение под стражу будет признано этим судом незаконным или необоснованным.

Поднятый адвокатом Филатьевым В.А. вопрос оказался не таким простым, каким мог показаться на первый взгляд. В процессе подготовки обращений ему пришлось дополнительно изучить научную юридическую литературу, ознакомиться с правовыми позициями Конституционного Суда и Европейского Суда по правам человека, обобщить российскую и зарубежную судебную практику.

В пятницу, 16 февраля 2018 года, Конституционный Суд на своём официальном сайте опубликовал долгожданное определение от 25 января 2018 года по жалобе заявителя. Как следует из содержания принятого решения, Конституционный Суд согласился с утверждениями адвоката Филатьева В.А. о том, что приговоры судов первой инстанции в части решения об избрании осуждённому меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть обжалованы отдельно от приговоров по существу.

При этом Конституционный Суд отметил, что оспариваемые заявителем законоположения его конституционные права не нарушают, поскольку части 1, 2 статьи 389.4 и часть 2 статьи 389.8 УПК РФ устанавливают общие сроки апелляционного обжалования приговоров или иных судебных решений и последствия подачи апелляционных жалоб.

Следовательно, суд апелляционной инстанции, отказавшийся рассматривать апелляционную жалобу на арест Евгения Синюшкина в безотлагательном порядке, как и все вышестоящие судебные инстанции, ошибочно руководствовались нормами уголовно-процессуального закона, не подлежавшими применению в данном случае.

Исходя из правовой позиции Конституционного Суда, в отношении решения суда первой инстанции об избрании подсудимому меры пресечения в виде заключения под стражу, которое в силу пункта 10 части 1 статьи 308 УПК РФ включается в резолютивную часть обвинительного приговора, подлежат применению специальные нормы, определяющие сокращённые сроки подачи и рассмотрения жалоб на такие решения вышестоящим судом, а именно — положения части 11 статьи 108 УПК РФ, согласно которым решение суда об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения, при этом суд апелляционной инстанции принимает решение по жалобе не позднее чем через 3 суток со дня её поступления.

Адвокат Филатьев В.А. положительно отозвался о принятом Конституционным Судом решении, назвав его «глотком свежего воздуха», и высказал уверенность в том, что в России теперь появится механизм судебного контроля за законностью и обоснованностью избрания осуждённому меры пресечения до вступления обвинительного приговора в законную силу, который будет способствовать не только укреплению гарантий реализации прав и свобод лица, взятого под стражу, но и благотворно отразится на своевременности исправления судебных ошибок и на результатах защиты по уголовному делу в целом.

Отвечая на наши вопросы, адвокат Владислав Филатьев также пояснил:

«Практикующие адвокаты нередко сталкиваются с тем, что рассмотрение апелляционных жалоб и представлений на приговор затягивается. Это объясняется обстоятельствами, связанными с процедурой обжалования и отсутствием в законе регламентации сроков направления уголовного дела с принесёнными жалобами, представлениями и возражениями на них в суд апелляционной инстанции.

 

В этот период времени осуждённый, ранее находившийся на свободе и в отношении которого приговор ещё не вступил в силу, вынужден ожидать своей участи в условиях строгой изоляции, причём срок его нахождения в следственном изоляторе носит неопределённый характер.

 

Взятие под стражу подсудимого, в частности отрицавшего свою вину в преступлении, при оглашении приговора осуществляется, как правило, в отсутствие к тому фактических и правовых оснований и лишь в связи с тем, что ему назначается реальное наказание в виде лишения свободы.

 

Являясь, по сути, пережитком советского прошлого, наследием не изжитых из сознания судей обвинительных стереотипов, подобное заключение под стражу прочно обосновалось в российской судебной практике.

 

На мой взгляд, в таких случаях судами нарушается принцип презумпции невиновности, поскольку в отсутствие вступившего в законную силу приговора заключение под стражу производится не для того, чтобы обеспечить завершение процедуры рассмотрения дела в разумные сроки, а исключительно в целях исполнения наказания.

 

При этом важно понимать, что подсудимому, который не причастен к совершению преступления, чрезвычайно трудно защищаться. После вынесения судом обвинительного приговора справиться с этой задачей ему сложнее. Однако, несмотря на пребывание в крайне подавленном состоянии, надежда на правосудие остаётся.

 

Усугубить положение того, кто рассчитывал на оправдание, и заключить его под стражу – иногда значит лишить последней надежды, что само по себе не имеет ничего общего со справедливостью.

 

Поэтому я убеждён, что арестовывать после оглашения приговора – неправильная, постыдная традиция, от которой необходимо избавляться.

 

Если заключение под стражу произошло, осуждённый во всяком случае должен располагать возможностью безотлагательной проверки правомерности такого решения вышестоящим судом и иметь право на освобождение».

— Недавно суд признал бывшего министра экономического развития России Алексея Улюкаева виновным в получении взятки в размере двух миллионов долларов от главы «Роснефти» Игоря Сечина и приговорил его к восьми годам лишения свободы. После оглашения приговора конвоиры взяли его под стражу — надели наручники и завели в клетку. Вы считаете, что суд арестовал Улюкаева незаконно?

«С моей точки зрения, убедительных оснований для избрания в отношении бывшего министра заключения под стражу не имелось. Мне совершенно непонятно, каким образом Улюкаев в случае дальнейшего пребывания под домашним арестом мог воспрепятствовать апелляционному рассмотрению своего дела в Московском городском суде.

 

Проблема же заключалась в том, что ни Улюкаев, ни кто-либо иной, попавший в аналогичную ситуацию, не имели возможности своевременного пересмотра приговора в части избрания меры пресечения. Сложившаяся в стране практика применения закона не позволяла этого сделать.

— Как Вы считаете, когда в России «заработает» механизм отдельного от приговора обжалования заключения под стражу?

Можно сказать, что на основании принятых Конституционным Судом Российской Федерации решений положение уже изменилось, а сформулированная им правовая позиция будет воспринята в практике судов общей юрисдикции уже в ближайшее время.

 

Отдельно хочу отметить, что в Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека мной были представлены соответствующие документы, на основании которых возможно принятие конкретных срочных мер, направленных на совершенствование процессуального законодательства в вопросах применения мер пресечения.

 

Насколько мне известно, 26 февраля 2018 года по инициативе СПЧ проводится специальное заседание по теме «Обеспечение прав человека при совершенствовании процессуального законодательства». К участию в специальном заседании приглашены представители Верховного Суда России, Минюста России, профильных комитетов Федерального Собрания, адвокатского сообщества, эксперты правозащитных организаций.
 

В связи с этим по итогам специального заседания будут приняты Рекомендации Совета, учитывающие правовые позиции, высказанные Конституционным Судом по моим жалобам, и законодателю может быть предложено внести в Уголовно-процессуальный кодекс необходимые изменения юридико-технического характера, устраняющие неопределённость в вопросе возможности обжалования ареста отдельно от приговора по существу, обусловленную неудачным конструированием буквального содержания нормативных предписаний.

Комментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.